Как исчезали "Волги" с автозавода в 1990 году | Город НН

Как исчезали «Волги» с автозавода в 1990 году

Исчезающие “Волги” с Горьковского автозавода

В конце 1990 года на Горьковском автозаводе стали бесследно исчезать “Волги”. Автомобили словно испарялись с конвейера!

На первое оперативное совещание приехали начальники отделения уголовного розыска и БХСС Леонид Серов и Владимир Кулик. Стали обстоятельно изучать материалы уголовных дел, связанных с хищением товарных машин.

Попытки краж автомобилей имели место и ранее. Но способы их совершения прежде были примитивными, похожими на “рывки” шапок: схватил, а там дай бог ноги унести, авось не догонят. Так, однажды подъехали “удальцы” к забору на ГАЗ-66, свалили одну его секцию с помощью лебедки и выскочили на “Волге” в образовавшийся проем. В другом случае повредили шлагбаум на проходной и, воспользовавшись тем, что стрелок ВОХР отвлекся ремонтом, на большой скорости прошмыгнули мимо.

Все преступления такого рода раскрывались. Теперь уже почти два десятка машин просто растаяли.

По крупицам вырисовывались контуры преступления, создавался его макет.

По следам угонщиков «Волг» с автозавода

В цехе сборки была определена группа риска — слесари-дефектчики, которые имели беспрепятственный доступ к готовой продукции. Они отгоняли готовые машины в производство кузовов и кабин в случае обнаружения ОТК дефектов сварки. Слесарь-дефектчик имел возможность взять в цехе любую машину и выехать за его пределы, не привлекая внимания.

К этому времени в поле зрения оперативников попал некий Сергей Александров, который не смотря на свой относительно юный возраст (тогда ему было 19 лет), уже проходил свидетелем по делу своего дяди, укравшего новенькую «Волгу». Образ жизни Александрова представлял очевидный интерес: нигде не работающий молодой человек приобрел двухкомнатную квартиру, автомобиль, дорогостоящую видеотехнику.

Тем временем оперативникам стала известна приблизительная дата новой кражи. Кроме самих оперативников, для блокирования зоны задействовали патрульно-постовые наряды недавно созданной роты ППС.

Старший экипажа автопатруля С. Евсеичев первым заметил стремительно уходившую «Волгу» с госномерами 13-69. Началось преследование, и водитель «Волги», видимо, почувствовав, что уйти от погони не сможет, бросил автомобиль и скрылся в ближайшем цехе. Наряд ППС сообщил о случившемся в дежурную часть и, соблюдая меры предосторожности, стали осматривать помещение цеха. Там ими и был обнаружен лихой водитель, один из членов преступной группы Николаев.

Стал понятен и способ ухода с похищенным.

Здесь необходимо пояснить, что товарные автомобили в управление сбыта поступали, так сказать, не в полной экипировке. Такие элементы, как щетки стеклоочистителей, зеркала, колпаки, магнитолы, в цехе не устанавливались. На задержанной же машине (явно новой) были даже госномера. В бардачке имелся и «лопатник» — специально сшитая для служебных автомобилей ГАЗа сумочка, в которой хранились техпаспорта, путевки… Сняли с машины и «пальчики»

Обсудив ситуацию, пришли к выводу, что у преступников должен быть сообщник в карауле шестой проходной. На этой проходной имелась камера видеоконтроля. В срочном порядке занялись изучением пленок. И нашли. Объектив бесстрастно зафиксировал картину месячной давности: из подъехавшего автомобиля с уже известными номерами 13-69 вышел все тот же Николаев и предъявил машину к осмотру подошедшему… начальнику караула! Тот «осматривает». И все — «Волга» уходит. Вот другой фигурант. А к вечеру того же дня оперуполномоченный БХСС Н. Белый назвал начальнику еще одного фигуранта — Михаила Михайлова, слесаря-дефектчика, чьи отпечатки пальцев совпали с отпечатками на зеркале заднего вида задержанной ранее «товарки».

Началась плотная работа с соучастниками — допросы, очные ставки, показы. Уточнили детали организации краж, места и роль каждого из преступников.

Вычисление организатора угонов

Так второй раз на заметку попал Александров. Он был организатором хищений и лично контролировал «вклад» каждого из своих сообщников.

Разработанная им схема была, казалось, доведена до совершенства. Слесарь Михайлов садился в цехе сборки в готовую «Волгу» и, как бы для устранения дефектов, выгонял ее, прятал в заранее обусловленном месте и уходил. Второй сообщник на тягаче подвозил «приклад» — зеркала, колпаки, госномера. Позднее Михайлов устанавливал всё это. Нигде на работающий Николаев по разовому пропуску, которым снабжал его Александров, проникал на завод и гнал машину к шестой проходной, где дожидался «отмашки» начальник караула. После вывоза из завода Николаев направлялся к АЗС, где его ожидал Александров с покупателем. В то время, пока Николаев заправлял бензобак, сожительница вожака заполняла документы на угнанную автомашину. Преступники учитывали даже то, что сверка между сбытом и цехом проходила раз в месяц, и к моменту обнаружения расхождений «Волга» была уже очень далеко.

Пора было знакомиться с Александровым, так сказать, лично. Однако сразу задержать его не удалось, сбой преступного конвейера насторожил главаря, и он, «отследив» задержание Михайлова, посчитал за лучшее скрыться в неизвестном направлении.

Осталась тоненькая ниточка — его знакомая Света, которая имела дочь и училась в одном из техникумов. Пришлось узнавать, сколько в Горьком техникумов, а в них студенток по имени Света, у которых есть дочь. Их оказалось не одна и не две. В эти дни оперативники жалели, что в сутках не двадцать пять часов. Об отдыхе никто и не думал. И все-таки нашли ту единственную.

А Света действительно была влюблена в фигуранта и не шла на контакт в беседах. За ней установили наблюдение. Одна неделя прошла. Другая. Есть! Есть город, куда скрылся подозреваемый. Оказалось, что Александров улетел в Нижневартовск, куда уехала, выйдя замуж, подруга Светы. Информация далеко не полная, не позволявшая рассчитывать на быстрый успех.

К тому времени стало известно, что Александров, ожидая вестей из Нижнего, встречает в местном аэропорту все самолеты с родины. Вооружен он был пистолетом импортного производства системы «вальтер» или «кольт». Дополнительную трудность создавала невозможность широкомасштабных розыскных мероприятий, так как столь осторожный преступник мог податься в бега, и все пришлось бы начинать сначала.

Полетела группа из пяти сотрудников во главе с начальником Серовым. Решили отрабатывать аэропорт и тихо-тихо — близлежащие общежития и гостиницы. За несколько дней члены группы захвата выучили расписание местного аэропорта наизусть. Каждый день за час до прибытия горьковского самолета подходы к зданию брались под контроль и начиналось томительное ожидание: придет — не придет.

Александров появился только на четвертый день. Двигался он рывками — постоял около кафе, потом у киоска «Союзпечати». Оглядевшись, решил войти в здание. И тут, пройдя почти весь зал ожидания, резко развернулся к выходу — звериный инстинкт опасности не подвел, — но там его уже ждали. Казалось бы, принял все меры предосторожности: поселился в суматошной гостинице вахтовиков и, подъезжая к аэропорту, всегда выходил заранее и предварительно осматривался. «Такой предусмотрительный — и так глупо попался», — наверное, подобные мысли владели Александровым во время этапирования в Горький.

Собственно, эта его обстоятельность здорово нам помогла. Изъятая у подозреваемого записная книжка, спрятанная им за обшивку чемодана, оказалась путеводителем по преступлениям группы. Аккуратный Александров строго в алфавитном порядке хранил в ней записи о том, куда, кому, когда и за сколько были проданы похищенные машины.

Семнадцатилетний Александров, будучи свидетелем неудачной попытки дяди поправить свое материальное положение незаконным путем, набрался опыта и извлек уроки. Два года он отрабатывал схему преступления с основательностью и дотошностью, достойными лучшего применения. Использовал он связи дяди — украденные машины реализовывались им через директора комиссионного магазина в Дагестане. В Кизилюрте у похищенных машин перебивались номера, заменялись агрегаты, и граждане спокойно покупали «честные», как они думали, автомобили.

Завершающим этапом операции было изъятие «Волг» у незадачливых покупателей, география которых представляла практически весь Союз: Сочи, Ростов, Мелитополь, Грузия, Украина, Молдавия. Предстояло также задержать тех участников преступной группы, которые скрывались по дальним уголкам уже распавшегося к тому времени СССР.

Книга «Как мы открывали Нижний Новгород»

1 комментарий к “Как исчезали «Волги» с автозавода в 1990 году”

Добавить комментарий